«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Гид Событий » Гид рассказывает » Съемки фильма "1941. Крылья над Берлином"

Выбор редакцииСъемки фильма "1941. Крылья над Берлином"

28 апреля 2022 года на экраны российских кинотеатров выйдет новый фильм режиссера и продюсера Константина Буслова «1941. Крылья над Берлином», рассказывающий историю подвига советских летчиков-бомбардировщиков.

7 августа с аэродрома на эстонском острове Сааремаа был совершен секретный вылет пятнадцати экипажей бомбардировщиков ДБ-3 Балтийского флота под командованием полковника Преображенского. Это был первый и самый громкий ответный авианалет советских войск на Берлин после разрушительных налетов фашистов на Севастополь, Смоленск, Киев и бомбежек Москвы в июле 41-го.

«Мы рассказываем историю первого вылета на Берлин. На самом деле, их, естественно, было гораздо больше. Не все боевые вылеты наших летчиков, осуществленные с острова Сааремаа, были успешны, но фильм – о разработке, подготовке и осуществлении именного первого ответного авиаудара по нацистскому Рейху, когда всем, кто в нем участвовал, было суждено вернуться живыми,» – объясняет режиссер и продюсер картины, Константин Буслов.

Подвиг летчиков, обрушивших миф о непобедимости фашистской армии, за время войны оброс легендами, а позже затерялся в череде следующих героических поступков советских солдат. Создатели проекта с особенным интересом занимались изучением исторических документов, которые бы смогли восстановить ход событий тех лет и воскресить память о героях начала войны. «Вокруг этой истории существует множество мифов. Используя в работе различные источники информации, от автобиографий участников событий до исторических документов, мы воссоздавали картину того времени, опираясь, в том числе и на внутренние ощущения правды или вымысла,» – рассказывает один из сценаристов фильма, Алексей Бородачёв.

Написание нескольких версий сценария и работа над правками заняли более девяти месяцев. Первую версию сценария Константину Буслову принес сценарист Анатолий Усов, вместе с которым они работали над проектом «Калашников». Первый драфт сценария был написан в течение пяти месяцев, после чего к работе над ним присоединился второй сценарист проекта Алексей Бородачёв. Независимо от того, что фильм не был задуман как документальный, сценаристы и режиссер консультировались со специалистами, чтобы соблюсти историческую точность.

«Поскольку кино художественное и обладает своей сценарной структурой, профессиональными драматургическими приемами, некоторые факты и подробности этого вылета для целостности восприятия, были изменены с точки зрения хронологической последовательности, повторюсь, лишь некоторые. Вся фабула реальных событий в данном историческом факте оставлена неизмененной,» – отмечает режиссер и продюсер фильма, Константин Буслов.

За соблюдением исторической точности на проекте следили сразу несколько специально приглашенных экспертов. Во время подготовки сценария создатели проекта консультировались со специалистами из Центрального музея Военно-воздушных сил РФ. Кроме того, режиссер, сценаристы проекта, а впоследствии и актеры фильма, неоднократно посещали музей авиации, в котором детально осматривали ДБ-3 и другие самолеты военных лет.

На протяжении всего съемочного периода на площадке каждый день присутствовал военно-исторический консультант, действующий летчик, Олег Улиссов, ответственный за соблюдение исторической точности, реалистичности поведения летчиков, как во время ведения воздушного боя, так и на аэродроме. Он даже сыграл в небольшом эпизоде в фильме.

Отдельно стоит отметить, что при подготовке к съемкам проекта по просьбе продюсера и режиссера Константина Буслова состоялась встреча с генерал-полковником авиации, Героем СССР Василием Васильевичем Решетниковым, на которой было записано подробное шестичасовое интервью. Создателям фильма удалось обсудить с Василием Васильевичем детали и тонкости первых боевых вылетов на Берлин в августе 1941, а также послушать его воспоминания о людях, благодаря которым удалось выполнить сложнейшую боевую задачу. Несмотря на то что Решетникову В.В. более 102 лет, он до сих пор является почетным председателем Совета ветеранов дальней авиации, а свой последний вылет совершил в возрасте 84 лет на авиашоу «Легенды авиации».


Август, 1941 год



Сюжет основан на реальных событиях, имевших место летом 1941 года, когда лично И.В. Сталиным было принято решение о необходимости ответной бомбардировки Берлина советской авиацией.

В июле 1941 года после серии бомбардировок Москвы немецкими самолетами Нарком ВМФ СССР адмирал Николай Герасимович Кузнецов и генерал-лейтенант Семен Федорович Жаворонков разработали план по нанесению авиаударов по Берлину силами ВВС Балтийского флота, а конкретнее 1-го минно-торпедного авиационного полка 8-й авиабригады под личным командованием полковника Евгения Преображенского. Вылет самолетов было предложено произвести с аэродрома «Кагул» на острове Сааремаа, Эстонская ССР – самой западной, на тот момент, точки суши, контролируемой советскими войсками.

Сложность задания заключалась не только в мощной противовоздушной обороне немецких территорий, но и в дальности полета. Ударной группе было необходимо преодолеть почти 1800 километров без дозаправки, из них 1400 км – над морем. Решено было использовать дальние бомбардировщики ДБ-3, которые, учитывая предельный радиус действия, могли достигнуть Берлина и вернуться обратно.

Важно отметить, что полет должен был проходить над морем на высоте 7000 метров, а температура за бортом достигала -40 °C, из-за чего стекла кабин самолетов и очки шлемофонов покрывались наледью, а летчикам пришлось на протяжении всего полета пользоваться кислородными масками.

Отдельное внимание во время подготовки вылета было уделено правильной бомбовой загрузке машин – нужно было учесть, что из-за дальности полета помимо полностью заполненных основных баков бомбардировщики были снабжены дополнительными баками топлива.

Для отбора экипажей и подготовки вылета генерал-лейтенант Жаворонков лично прибыл на базу 1-го минно-торпедного авиационного полка 8-й авиабригады Балтийского флота в поселке Беззаботное Ленинградской области. В режиме повышенной секретности происходила проверка машин и экипажей, из которых в итоге для выполнения боевой задачи были отобраны всего 15 лучших. Командиром особой ударной группы назначили командира полка полковника Преображенского.

В первые дни августа 1941 года на остров Сааремаа по морю были доставлены бомбы, запасы авиационного топлива и детали для постройки удлиненной взлетной полосы на аэродроме «Кагул». Далее на аэродром перебазировалась ударная группа, которая на месте продолжила подготовку к предстоящему вылету. После ряда пробных вылетов в направлении Берлина было установлено расположение немецких систем ПВО, а также определены запасные цели, на которые требовалось уйти экипажам, потерявшим курс на Берлин.

Вечером 7 августа с аэродрома «Кагул» в небо поднялась особая ударная группа из 15 бомбардировщиков, загруженных бомбами и листовками. Во время полета над территорией Германии самолеты не раз были обнаружены зенитными прожекторами, однако приняты немецкими наблюдательными пунктами за свои. На протяжении всего полета для поддержания секретности был приказ соблюдения полной тишины в радиоэфире, который был прерван лишь радистом флагманского ДБ-3 командира полка Преображенского, сообщившим: «Моё место — Берлин! Задачу выполнил. Возвращаюсь.»

Первый вылет на Берлин завершился через семь часов без потерь в экипажах. А уже 8 августа указом Президиума Верховного Совета СССР Евгению Преображенскому, а также трем другим летчикам и штурману флагманского экипажа были присвоены звания Героев Советского Союза.

«Экипаж»



Реализовать столь ответственный и сложный проект удалось во многом благодаря прекрасной актерской команде, собранной режиссером и продюсером картины Константином Бусловым. Кастинг длился порядка восьми месяцев, поскольку даже на эпизодические роли актеры отбирались из трех-четырех-пяти, а иногда и десяти кандидатов.

«Я не считаю, что усложняю процесс подбора актеров, потому что если ты делаешь кино, то у режиссера должна быть ответственность. Мы делаем художественное произведение, за которое я отвечаю и как режиссер, и как продюсер, поэтому с художественной точки зрения мне важно, чтобы все было органично, нужны лица, эпоха, типажи – рассказывает Константин Буслов. – У меня нет задачи напичкать известными и популярными артистами-селебами всю картину, тем более такую, историческую. Будет ли это на экране звезда, известный актер или открытие-дебютант – мне все равно, на самом деле. И дело не в актерских гонорарах и не в том, что на звезд якобы идет зритель. Цель в другом – я лично, сам должен верить в то, что я делаю, как режиссер, и должен верить этому актеру, который воплощает в себе образ того или иного персонажа. Для меня это очень важно, и я всегда стараюсь добиться аутентичности, правды, характера, так как я его вижу, вместе с актером, естественно. Поэтому искать я могу долго, пока не найду. На всех своих картинах я придерживался именно такого принципа»

Фильм рассказывает о команде летчиков, о слаженной работе всех специалистов, причастных к подготовке секретного вылета бомбардировщиков, однако, основным героем картины в большей степени можно назвать именно генерал-лейтенанта Семена Жаворонкова.

Герой Сергея Пускепалиса – это реальный человек. Во время Великой Отечественной войны С.Ф. Жаворонков был Командующим авиацией ВМФ СССР, именно он предложил Главнокомандующему советской армии Сталину нанести серию авиаударов по Берлину в июле 1941-го, после чего был назначен лично ответственным за выполнение этой задачи.

Этот факт подтолкнул создателей фильма к тому, чтобы выдвинуть персонажа на первый план: «На Жаворонкове тяжелым грузом лежит вся ответственность за вылет полка Преображенского. Он один из инициаторов, исполнитель, а значит и общий результат фокусируется именно на нем,» – объясняет сценарист картины Алексей Бородачёв.

Роль военачальника исполнил известный актер Сергей Пускепалис, для которого работа над фильмом «1941. Крылья над Берлином» стала первым совместным проектом с режиссером и продюсером картины Константином Бусловым. «Мой герой – воин, и сцена в который фашисты бомбят Москву все для него и за него решила. Тем более, что Жаворонков – действительно герой. Во время подготовки к съемкам я много читал про него, про его жизнь во время и после войны,» – рассказывает сам Сергей Пускепалис.

Не менее важным персонажем в этой истории, как в реальности, так и в фильме, был командир ударной группы, полковник Евгений Преображенский. Ответственность, честность и преданность делу и авиации – это те качества, которыми всегда характеризовали Евгения Николаевича Преображенского. Так, при составлении списков экипажей для выполнения задания полковник без раздумий вписал себя командиром группы, поскольку всегда лично учил летный состав и водил полк в бой.

Для Максима Битюкова, исполнившего роль отважного полковника авиации в фильме, Преображенский стал уже вторым реальным персонажем военной истории, воплощенным на экране: «С Константином [Константин Буслов, режиссер и продюсер картины] я работал в «Калашникове», там был реальный персонаж, Андрей Казаков, и когда фильм вышел, его внучка мне прислала большое письмо с благодарностью – это для меня было, конечно, потрясением. Такая историческая конкретика, биография имеет какую-то силу, энергию, которая связывает тебя с героем.

Очень важно, чтобы про эти подвиги люди помнили, строили памятники, хранили в музеях, передавали эти истории из поколения в поколение. Мне кажется, это такая непростая задача – передавать своим детям память. И посредством кинофильмов тоже.»

Помимо реальных исторических личностей в фильме также есть много совершенно разных героев, прописанных сценаристами. «Жизнь на экране делают яркие персонажи, их характеры, действия и поступки. Что-то из этого при создании сценария мы берем из исторической основы героя, что-то, в разумных пределах, рождается собирательно. Важно, чтобы созданные, так называемые вымышленные, персонажи не противоречили духу времени рассказанного события, не переворачивали вверх дном историю. Не выглядели неестественным порождением плода безграничных фантазий сценариста в угоду остроты сюжета, как это часто бывает в современном отечественном кино,» – с улыбкой объясняет режиссер и продюсер фильма Константин Буслов.

Одним из таких персонажей является герой Сергея Гилёва, капитан Выдрин. Роль молчаливого, «закрытого» и строгого командира экипажа бомбардировщика стала вызовом для актера. «Я ведь пока начинающий актер, и какую бы роль мне ни прислали, смотрю на нее как впервые и думаю: «Вау, я еще никогда не участвовал в подобном фильме. Ну, наверное, надо хотя бы один раз сыграть летчика на боевом задании», – рассказывает Сергей Гилёв. – Я, например, уже взрослый, поэтому не могу сыграть юного солдатика. Зато могу сыграть вот такого Выдрина, который уже кое-что повидал и знает, в каком мире он живет, знает, с чем может столкнуться. Он не закатывает истерик, но, конечно, и ему грустно. Вот такой он парень.»

Совершенно другого по своему характеру и поведению летчика, еще одного командира экипажа бомбардировщика играет в фильме Александр Метёлкин. Острый на язык похититель девичьих сердец – именно таким в начале картины предстает для зрителей лейтенант Черемис. Но остров Сааремаа дарит бравирующему летчику настоящую любовь и совсем новую мотивацию для выполнения сложнейшего вылета на Берлин – снова увидеть любимую.

«Не знаю, насколько мне удалось это показать, но персонаж, конечно, меняется. Это факт! Встретив девушку, влюбившись в нее, или даже не до конца поняв, что это такое, правильно ли он понимает свои чувства, меняется и он, и его мотивация во время вылета. Теперь это не только исполнение долга или воинского приказа – ему есть что терять, кого терять,» – рассказывает Александр Метёлкин, исполнивший роль лейтенанта Черемиса.

В роли «той самой» девушки, эстонской учительницы и переводчицы Эммы, дебютировала на экране Леонела Мантурова. Для подготовки к своему первому проекту девушка в течение практически трех лет занималась с педагогами актерского мастерства, а специально для подготовки к съемкам «1941. Крылья над Берлином» более полугода изучала с преподавателем эстонский язык. Педагог-консультант также присутствовал на съемочной площадке, чтобы следить за произношением актрисы.

«Я изначально в голове много раз прокручивала картину того, как мы будем работать на площадке. Это, конечно, колоссальная ответственность, нервы –но чувствовалась очень сильная поддержка коллектива. Благодаря ей начинаешь про все лишнее забывать и понимаешь, что уже не играешь, а проживаешь свою роль. Представляешь, что ты действительно та самая девушка – как бы ты себя вела? Даже тело, мимика сами тебе начинают подсказывать – как посмотреть, как улыбнуться, – рассказывает Леонела Мантурова. – С Александром Метёлкиным было очень комфортно. Он очень добрый, открытый, харизматичный, и с ним работать было одно удовольствие. И вот с этой поддержкой окружающих, партнера все сомнения и тревоги исчезают, появляется общее ощущение командной работы и прикосновения к подвигу, историю которого мы рассказываем».

История любви в таких сложных обстоятельствах и правда во многом зависит от правильного актерского партнерства, от «сыгранности» исполнителей. Режиссер Константин Буслов предусмотрительно еще на этапе подготовки неоднократно вызывал экранную пару на читки сценария и репетиции, благодаря чему в кадре актеры уже чувствовали себя очень комфортно, и команде удалось избежать долгих «притирок».
«С Леонелой работалось прекрасно! На первый взгляд никогда бы не сказал, что это дебют – она очень органично влилась в этот проект, – отмечает исполнитель роли лейтенанта Черемиса, Александр Метёлкин. – Мне было очень удобно и приятно с ней работать, она очень хороший партнер – внимательная, работоспособная.»

«1941. Крылья над Берлином» – картина, богатая на дебюты. На это, к примеру, повлияло стремление режиссера Константина Буслова задействовать на роль девушек с острова Сааремаа настоящих эстонских актрис, которых не удалось пригласить из-за эпидемиологических ограничений, действовавших на момент создания фильма. Выход нашли через привлечение к проекту молодых актрис из Эстонии, которые обучались в российских театральных вузах. Кастинг длился более полугода, а отдельным важным этапом стали прослушивания у композитора – все девушки должны были обладать отличными вокальными данными, поскольку в фильме звучит не только эстонская речь, но и эстонские народные песни. Для многих из актрис фильм «1941. Крылья над Берлином» стал дебютным проектом.

Для целостности фильма, для «попадания» в эпоху режиссеру требовались правильные исполнители. «Я искал лица, которые бы передали атмосферу того времени, начала войны. Лица, которые не ассоциировались бы у нашего зрителя с каким-то гламуром. Отсюда столько дебютов – это все лица не столь известные, не примелькавшиеся в большом кино, – признается режиссер и продюсер проекта, Константин Буслов. – Важно было найти органику, чтобы все сложилось, и многие артисты себя отлично показали! Очень слышащие артисты – я люблю, когда актеры предлагают свое, но важно, чтобы актер слышал режиссера, а это случается не всегда. Конечно, на съемках все было не идеально гладко и легко, но я очень доволен кастингом. Я думаю, что актерский ансамбль у нас все-таки сложился.»

«Подготовка» секретного вылета



«1941. Крылья над Берлином» – сложный и масштабный проект. Военно-исторический экшен, задуманный создателями еще во время работы над фильмом «Калашников», удалось реализовать за 2 года, несмотря на сложности, возникшие из-за пандемии.

Для создания картины команде фильма потребовалось совершить несколько экспедиций в разные уголки России. Основная часть натурных съемок –эпизоды на аэродроме «Кагул» на острове Сааремаа – проходила в Калужской области на территории комплекса «Военфильм». «Изначально, основную часть картины мы планировали снимать в Эстонии на острове Сааремаа, на что были получены соответствующие приглашения, соглашения и договоренности с эстонской стороны. Но антиковидные мероприятия по всему миру забрали у нас эту возможность. После дальнейшего продолжительного и безрезультатного поиска объектов и локаций по всей России я принял решение о строительстве натурной декорации аэродрома «Кагул» и прилегающих к нему деревень на острове Сааремаа в Калужской области,» – рассказывает режиссер-постановщик и продюсер фильма, Константин Буслов. В процессе постройки масштабных декораций команде проекта пришлось даже проложить дороги к месту съемок, поскольку требовалось обеспечить провоз технического оборудования. Изготовлением декораций занималась техническая команда художника-постановщика картины, Сергея Февралёва, для которого проект «1941. Крылья над Берлином» стал первым опытом сотрудничества с режиссером Константином Бусловым.

Для съемок эпизодов в декорации аэродрома было изготовлено несколько полноразмерных моделей дальнего бомбардировщика ДБ-3 – «главного героя» картины. ДБ-3, разработанный в середине 1930-х годов великим советским авиаконструктором С.В. Ильюшиным, в годы Великой Отечественной войны стал основным и самым массовым дальним бомбардировщиком. Самолеты этой модели и стали первопроходцами вылетов советской авиации на Берлин.

Помимо них специально для фильма были построены модель истребителя И-16, миниатюрного «Ишачка», которым в фильме управляет советский летчик-испытатель В.К. Коккинаки, а также модель военного «транспортника» Ли-2, в фильме – самолет маршала авиации С.Ф. Жаворонкова.

Съемочные дни на природе стали самыми запоминающимися не только для технической группы, но и для актеров фильма. «Захватывающе трудно было в зимних костюмах, под солнцем и в +35 градусов. В небе-то холодно, надо одеваться тепло. Но в такой ситуации важно уметь не расходовать силы, пить воду, иногда искать тень. Я всем вокруг говорил, чтобы не стонали и запоминали это тепло, потому что уже через пару месяцев снова будут наши любимые съемки на улице в мороз,» – с улыбкой вспоминает исполнитель роли капитана Выдрина, Сергей Гилёв.

Еще одной географической точкой создания фильма, найденной художниками проекта во время поисков аутентичных интерьеров для эстонских домов в деревне на острове Сааремаа, стал Музей-усадьба народа Сето в деревне Сигово Псковской области. Сето (иногда называемые сету, сетукезы или псковская чудь) – редкая народность, родственная эстонцам. Стены музея послужили декорацией для дома эстонки-учительницы и переводчицы, роль которой исполнила Леонела Мантурова. Актриса признается, что атмосфера места очень помогла ей в работе над ролью: «Деревня, свежий воздух, отсутствие городского шума и суеты помогали максимально сконцентрироваться на работе. Мне так это понравилось, псковская глубинка ощущалась настолько родной и близкой, что я даже подумала – возможно, я в прошлой жизни была деревенским жителем и прожила именно такую жизнь».

Во время производства картины съемочная группа также посетила Санкт-Петербург, а точнее города Ломоносов и Кронштадт. Одна из старинных усадеб города Ломоносов не только стала декорацией для школы военных курсантов, но и подарила команде фильма нового актера – черно-белого котёнка, сыгравшего заметную роль в одном из эпизодов фильма.

В Кронштадте, а точнее в легендарном форте «Риф», были сняты отдельные сцены, одна из которых особенно запомнилась исполнителю роли Семена Жаворонкова, актеру Сергею Пускепалису: «Самым необычным был день съемок финала! Заплыв моего героя в Финском заливе.»
Заключительные натурные съемки были и самыми долгожданными – после многочисленных переносов съемочная группа получила разрешение снять некоторые сцены фильма на Красной площади. В последний и единственный съемочный день создатели картины успели отснять весь необходимый материал, в том числе проезд командующего авиацией ВМФ Семена Жаворонкова на ЗИС-110, военные московские переулки, а также восстановленный по оригинальным фотографиям вид Кремля, замаскированный под обычные столичные кварталы, что на протяжении всей Великой Отечественной войны дезориентировало пилотов люфтваффе и не позволило опознать с воздуха главную площадь страны, что сохранило ее от разрушений.

Во время съемок группе фильма посчастливилось посетить и другие интересные места. Так, часть эпизодов отсняли в одном из древнейших русских городов, Изборске. Но экспедиции по России заняли лишь чуть более половины съемочных дней. И хотя в Москве создатели фильма запланировали несколько локаций, съемки в павильонах Мосфильма стали новым вызовом как техническим, так и творческим.

«Съемки в павильоне – это довольно непростая история, ведь приходится на максимум включать воображение! Я, по правде, не люблю павильонные съемки. Ну, если только зимой – в павильонах тепло,» – смеется исполнитель роли лейтенанта Черемиса, Александр Метёлкин. Такая позиция – не редкость в актерских кругах. «На «зелёнке» просто не так интересно, как на природе, – объясняет Сергей Гилёв, сыгравший в фильме капитана Выдрина. – Режиссер говорит, откуда летит самолет и как за ним следить. А потом ты просто сидишь и думаешь, что было бы здорово, если бы мир вокруг тебя нарисовали как можно лучше, а то иногда ведь плохо рисуют.»

Павильонные съемки «1941. Крылья над Берлином» стали непростыми еще и благодаря художественному и костюмерному оформлению. Актерам снова пришлось примерить зимние костюмы летчиков, и даже ощутить на себе «снег». «Жарко было, очень жарко. На нас ведь и унты, и маска, и пенопласт, который как снег. Но мне нравилось это преодолевать, честно скажу. Я люблю сложности, мне это нравится. Смена, например, 12 часов, а у нас 1 перерыв был, потому что надо было все оперативно снять. И вот все в павильонах сидели, облепленные пенопластом. Мы же в кислородных масках, а это пенопласт летит, все время куда-то попадает, все отплевываются. Но это же и такой какой-то азарт был хороший, и получилась роль на сопротивлении. Ну, а что – до Берлина ребята летели в холоде, а мы вот в жаре немножко попотеем,» – вспоминает Максим Битюков, исполнивший роль Евгения Преображенского.

Для съемок эпизодов внутри бомбардировщика специально для фильма была отдельно построена внутренняя часть фюзеляжа ДБ-3. Впервые в истории современного российского кинематографа такая модель была изготовлена с тщательным соблюдением всех технических тонкостей интерьера, начиная от каждого шпангоута, рации, кислородных баллонов до масок, прикрепленных специальными шнурами. Подготовка «внутрянки» проводилась под чутким руководством военно-исторического консультанта Михаила Кужима, специализирующегося на данном виде бомбардировщиков.

Эта декорация была выстроена в форме огромной трубы и установлена на гимбл (специальная рама на пневмо-устройствах). С помощью этого механизма стало возможно снять сцены с участием стрелков во время вылетов – перегрузки, турбулентность, крен, пикирование, облегчения после сброса бомб.

«Работу выполнил!»



История подвига советских летчиков-бомбардировщиков при ближайшем рассмотрении поражает своей значимостью и в то же время удивляет тем, что эта, на первый взгляд, невозможная к выполнению миссия была «забыта» в официальной праздничной хронике войны. Подобное впечатление сложилось и у создателей фильма. Константин Буслов, рассказывая о том, почему он решил взяться за сценарий об ударной группе под командованием полковника Преображенского, вспоминает: «Прежде всего, именно тот факт, что в истории ВОВ этот беспрецедентный случай, успешное выполнение такой трудной боевой задачи, получил малую известность и скудное освещение, показался мне достойным более глубокого и пристального внимания, в том числе и с кинематографической точки зрения. Мне представлялось, что современному зрителю будет интересно больше узнать об этом подвиге наших парней в самый тяжелый период наступления фашистов.»

Воплотить на экране события тех лет – это серьезная задача, за которую с интересом взялись актеры фильма. «Эту бомбардировку, историю этих летчиков я знал с детства. Помню свои детские впечатления, что мы и мальчишками обсуждали эти бомбежки. Но подробно разобраться, узнать истории летчиков удалось благодаря подготовке к съемкам фильма. И, конечно, когда есть реальный, как в моем случае, человек, герой, которого ты собираешься воплотить – это очень большая степень ответственности,» – делится исполнитель роли Евгения Преображенского, Максим Битюков.

Большинство актеров фильма, отвечая на вопрос о своем решении участвовать в проекте, подчеркивали важное значение сохранения памяти героев. О необходимости увековечивания именно таких образов на экране упоминает и актер Николай Козак, исполнивший роль комиссара полка Григория Оганезова: «Мне не нравится частый подход к сегодняшней продукции – лишь бы снять что-нибудь этакое, просто ради приключения. Здесь же у Константина Буслова ситуация как раз обратная. Это уникальная, конкретная история, это действительно подвиг. Удивительно, что она малоизвестна.»

Фильм об отважном вылете на Берлин 1-го минно-торпедного авиационного полка 8-й авиабригады Балтийского флота по признанию создателей получился серьезной художественной картиной. При этом она способна вызвать и сильный эмоциональный и чувственный отклик, считает Леонела Мантурова, исполнившая роль эстонской учительницы и переводчицы в фильме: «Я, честно говоря, при просмотре военных фильмов испытываю куда больше эмоций, нежели чем при просмотре каких-то мелодрам и комедий по современным сюжетам. В это нелегкое время люди по-настоящему проживали жизнь. Там, конечно, было больше напряжения, больше слез, но и радость, и любовь были гораздо сильнее. И я надеюсь, что нам удалось это передать, что все получилось гармонично и зритель это оценит».

Интересные факты о создании фильма



• При подготовке к съемкам проекта по просьбе продюсера и режиссера Константина Буслова состоялась встреча с генерал-полковником авиации, Героем СССР Василием Васильевичем Решетниковым, на которой было записано подробное шестичасовое интервью про детали и тонкости первых боевых вылетов на Берлин в августе 1941. Несмотря на то что Решетникову В.В. более 102 лет, он до сих пор является почетным председателем Совета ветеранов дальней авиации, а свой последний вылет совершил в возрасте 84 лет на авиашоу «Легенды авиации».

• Создание фильма «1941. Крылья над Берлином» заняло более двух лет. В период производства фильма съемочная группа совершила несколько экспедиций: в Санкт-Петербурге, Москве, Калужской области и по всей Псковской области (в том числе в Изборске), при этом создатели уложились в 45 съемочных дней.

• Съемки отдельных сцен картины велись под Санкт-Петербургом, вблизи города Ломоносов, в усадьбе, которая послужила декорацией для школы военных курсантов, а отдельные сцены были сняты в Кронштадте, в легендарном форте «Риф».

• По сюжету фильма для выполнения задачи, поставленной командованием, секретной группе потребовалось перебазироваться на эстонский остров Сааремаа, поэтому в фильме нередко звучит не только эстонская речь, но и эстонские народные песни.

• Кастинг на роль девушек с эстонского острова Сааремаа длился более полугода. Режиссер Константин Буслов поставил задачу задействовать настоящих эстонских актрис, что было трудно осуществить из-за эпидемиологических ограничений, действовавших на момент создания картины. Выход нашли через привлечение к проекту молодых актрис из Эстонии, которые обучались в российских театральных вузах. Для многих из них картина «1941. Крылья над Берлином» стала дебютным проектом.

• Из-за локдауна съемки натурных сцен невозможно было провести на острове Сааремаа в Эстонии, и было решено перенести их на территорию комплекса «Военфильм» в Калужской области. Художественная группа разработала и построила на территории комплекса несколько натурных декораций, чтобы воссоздать атмосферу начала войны: здание аэродрома «Беззаботное» и прилегающих к нему деревень, в том числе и для съемки с высоты птичьего полета. Художникам также пришлось проложить дорогу к месту съемок, чтобы обеспечить возможность транспортировки техники.

• Оригинальные интерьеры эстонских домов создатели картины снимали в Музее-усадьбе народа Сето (Псковская обл., д. Сигово), в котором сохранено аутентичное убранство. Сето (иногда называемые сету, сетукезы или псковская чудь) – редкая народность, родственная эстонцам.

• Некоторые сцены фильма снимались на Красной площади. Создатели фильма в течение длительного времени договаривались с Правительством Москвы и после нескольких переносов съемок сумели за один день отснять весь необходимый материал, в том числе проезд командующего авиацией ВМФ Семена Жаворонкова на ЗИС-110, военные московские переулки, а также восстановленный по оригинальным фотографиям вид Кремля, замаскированный под обычные столичные кварталы, что на протяжении всей войны дезориентировало пилотов люфтваффе и не позволило опознать с воздуха главную площадь страны, что сохранило ее от разрушений.

• Исполнительница главной женской роли, Леонела Мантурова, более полугода занималась с преподавателем эстонского языка для подготовки к роли. Педагог-консультант также присутствовал на съемочной площадке, чтобы следить за произношением актрисы. Девушка исполнила роль русско-эстонской переводчицы в фильме.

• На протяжении всех этапов производства картины создатели фильма консультировались со специалистами. Во время подготовки сценария с режиссером были эксперты из Центрального музея Военно-воздушных сил РФ, а во время съемочного периода на площадке каждый день присутствовал военно-исторический консультант, действующий летчик, ответственный за соблюдение исторической точности и даже исполнивший небольшую роль в фильме.

• Основной машиной в картине является дальний бомбардировщик ДБ-3. Однако для съемок фильма было построено не только несколько полноразмерных моделей этого самолета, но также модель И-16, знаменитый «Ишачок» (в фильме его пилотирует советский летчик-испытатель В.К. Коккинаки) и модель Ли-2 (в фильме – самолет С.Ф. Жаворонкова).

• Для съемок эпизодов внутри бомбардировщика специально для фильма была отдельно построена внутренняя часть фюзеляжа ДБ-3. Впервые в истории современного российского кинематографа такая модель была сделана с тщательным соблюдением всех технических тонкостей интерьера, начиная от каждого шпангоута, рации, кислородных баллонов до масок, прикрепленных специальными шнурами.

Эта декорация была выстроена в форме огромной трубы и установлена на гимбл (специальная рама на пневмо-устройствах). С помощью этого механизма стало возможно снять сцены с участием стрелков во время вылетов – перегрузки, турбулентность, крен, пикирование, облегчения после сброса бомб.

Съемка с использованием декорации на гимбле проходила в третьем павильоне Мосфильма, однако ее установку пришлось долго согласовывать из-за опасений, что бетонный пол студии не выдержит многотонной конструкции.

• Для съемок картины реквизиторы искали и подбирали реальные архивные карты СССР. Так, в фильме на карте территорий можно заметить двойную подпись эстонского острова Сааремаа (Эзель). Эзель – одно из старинных немецких названий, которое остров носил до 1917 года.

0 комментариев